Комсомольская правда

103 516 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр
    за попытку окупится увеличивать срок работы дворником или асенизатором.Участников несанк...
  • Александр
    за попытку окупится увеличивать срок работы дворником асенизатором.Участников несанк...
  • Александр
    мошенник и брехун и полное ничтожество. ему даже отвечать западло. .Илон Маск приглас...

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

При советской власти по разным данным были репрессированы около четырех миллионов человек (по докладной записке из особой папки Н.С. Хрущева от 1 февраля 1954 г.). Но власть в стране сменилась, часть приговоров были пересмотрены и многих реабилитировали. Казалось бы - справедливость восторжествовала, но некоторым и этого мало. Некоторые потомки репрессированных спустя десятки лет ищут тех, кто выносил приговоры.

Вместе с историками и правозащитниками в эфире Радио «Комсомольская правда» мы попытались разобраться нужно ли сейчас обнародовать их имена. И к чему это может привести.

«ЗАРАБАТЫВАЕТ ДЕНЬГИ НА ДЕДУШКЕ»

Хотели бы вы узнать, кто убил (не дай Бог) вашего родственника? Многие ответят - конечно! Один из таких - житель Томска Денис Карагодин. Он в архивах нашел тех, кто репрессировал его прадеда. На своем сайте Денис называет конкретных сотрудников НКВД палачами и убийцами. И теперь уже их родственники возмущены, требуют посадить правдоруба по статье «Клевета». Следственный комитет уже начал проверку...

Заявление с требованием возбудить дело на «борца за справедливость» подала целая группа людей. Среди них - Мечислав Прокофьев:

- Карагодин зарабатывает деньги на своем дедушке, - считает Прокофьев.

- На каждой странице его сайта висит большая желтая кнопка «Поддержать», то есть заплатить денег. Его не интересует историческая правда, его интересует очернение нашей истории. К тому же у него очень интересный прадед. Под руководством японского генерала он участвовал в захвате большевистского Благовещенска, потом был замечен еще в двух восстаниях. Я не думаю, что он был так уж невинен, потому что мы все знаем - Япония имела очень большую сеть агентов, что в Российской империи, что в Советском Союзе.

Владимир Ворсобин, обозреватель КП:

- Вы подали жалобу по поводу клеветы. Вы считаете, что те документы, которые добыл Карагодин, сфальсифицированы?

Прокофьев:

- Нет, я этого не утверждаю.

Ворсобин:

- Прадед Карагодина реабилитирован государством. Следовательно - невиновен. А раз убийство невинного человека совершили эти люди, какая же это клевета?

Прокофьев:

- Клевета в том, что вина людей не доказана. Ни в одном документе не написано, что конкретные сотрудники наркомата внутренних дел - убийцы. Они не были осуждены.

ОПГ НКВД

Сам Денис Карагодин, который пытается осудить тех, кто расстрелял его родственника, упрямо уклоняется от интервью, но на вопрос - почему он считает убийцами не только тех, кто приводил приговор в исполнение, но и всех, кто причастен к делу, все-таки ответил:

- Для наглядности приведу грубую, но доходчивую аналогию. Банда в городе N решает убить пять случайных человек в белых футболках. Белые футболки в данном случае - отличающий фактор. В 1930-е, например, таковым было социальное происхождение. Составляется план. У каждого участника банды своя роль: кто-то отдает приказания, кто-то физически убивает, кто-то избавляется от тел, кто-то обеспечивает убийство всей необходимой логистикой - возит бандитов на автомобиле, печатает приказы, доставляет их до адресатов... Вина фигурантов списка различна, но их участие или соучастие в убийстве - неопровержимо.

«ПРООРАТЬ ПОТОМКАМ В ЛИЦО»

Не так давно журналист Игорь Яковлев решил поставить социальный эксперимент и признался в том, что его родственник участвовал с репрессиях.

- Действительно, мой двоюродный прадед был участником большого террора в Восточной Сибири, - признаётся Яковлев. - Он занимался японскими шпионами, которыми тогда считали чуть ли не всех корейцев и китайцев в Иркутской области. Он был организатором спецоперации против них. Но я также являюсь и потомком репрессированных. Мой прапрадед был сослан на 3 года в северный край в 1930-м году, а брат, как вы сказали, «палача», был репрессирован, потому что побывал в плену.

Читательница «Комсомолки» нам пишет: «Моего деда расстреляли в 1937-м и забрали землю, купленную его мамой. Кулаком он не был. Самой хочется сходить в архив, но боюсь, что затянет, и захочется проорать их потомкам в лицо».

Ворсобин:

- А вы не боитесь, что вам «проорут в лицо»?

Яковлев:

- Я не думаю, что так произойдет. Когда я написал в соцсетях, что мой двоюродный прадед был палачом, я поместил объявление в группы корейцев в Фейсбуке и призвал откликнуться тех, чьи родственники из Восточной Сибири и Иркутской области. Я ищу родственников жертв моего прадеда, чтобы вместе восстановить имена этих людей, вместе пойти в архив...

КТО НАЖАЛ КУРОК

Ворсобин:

- Нужно ли публиковать сейчас, через почти сто лет, имена исполнителей репрессий? Уверен, знать правду о сталинских преступлениях нужно. Имена убийц должны быть названы. Все-таки не стихийное бедствие уничтожило 750 тысяч наших сограждан и сломало судьбы миллионов семей, а конкретные люди.

Никита Петров, замруководителя общества «Мемориал»:

- Карагодин сделал замечательную вещь. Он провел цепочку от принявших решение о начале большого террора, до рядового исполнителя, который нажал курок и расстрелял его прадеда. Он наглядно показал, что террор - государственная машина. Хорошо продуманная и введенная в действие. Настоящее государственное преступление.

Ворсобин:

- Для чего сейчас поднимать эту волну? В надежде на компенсации?

Петров:

- Потомки репрессированных ничего не добиваются. Они просто хотят знать правду. Их цель - суд не над убийцами как таковыми, а над организаторами преступления, то есть, над Политбюро ЦК ВКП(б).

Ворсобин:

- Разве можно называть без суда человека палачом?

Петров:

- Когда люди говорят: «Нельзя назвать убийцей, потому что не было суда» - это лукавство. Никто не судил персонально Гитлера, но все прекрасно знают, что он преступник. Никто не судил в истории человечества многих, потому что они ушли от ответа, умерев, застрелившись, но мы судим их по их деяниям. Поэтому я и говорю, что родственники репрессированных имеют право на свои оценочные суждения. Если кто-то не согласен, он может их оспаривать, в том числе в суде. Но, на мой взгляд, это дело бесперспективное.

Евгений Спицын, историк, советник ректора МПГУ:

- Карагодин преследует другие цели. Кроме того, он может установить кто конкретно написал донос, кто вел следствие, кто выносил приговор. Но никогда не узнает, кто расстреливал. А называть убийцами следователя или судью...

«ПРОСТИТЕ МЕНЯ ЗА ДЕДА»

Расследование Дениса Карагодина уже спровоцировало волну споров и мнений. Так внучка одного из сотрудников НКВД, которого обвиняет Карагодин, написала ему покаянное письмо:

«Я не сплю уже несколько дней, просто не могу и всё. Я изучила все материалы, все документы, что у вас на сайте. Умом понимаю, что я не виновата в произошедшем, но чувства, которые я испытываю, не передать словами. То горе, которое принесли такие люди, не искупить. Задача следующих поколений - просто не замалчивать, все вещи и события должны быть названы своими именами. И цель моего письма к вам - просто сказать, что я теперь знаю о такой позорной странице в истории своей семьи, и полностью на вашей стороне... Мне очень стыдно, мне физически больно и горько, что ничего я не могу исправить, кроме того, что признаться вам в моем с Зыряновым родстве и поминать вашего прадедушку в церкви.

Спасибо вам за огромный труд, который проделан, за тяжелую, но правду. Появляется надежда на то, что общество отрезвеет наконец благодаря таким, как вы. Спасибо еще раз. И простите».

Спицын:

- Письмо, которое вы сейчас зачитали, чистой воды литературщина.

Ворсобин:

- Но это внучка...

Спицын:

- Да ладно, внучка! Я не могу отличить письмо простой внучки от литературного шаблонного письма, что ли? Абсолютнейшая подделка и бред! Либералы, царебожники, монархисты называют репрессиями любое преследование по уголовным статьям. В апреле 1955 года председатель комиссии по реабилитации Руденко (генпрокурор СССР, - ред.) представил Хрущеву итоги работы: за 10 месяцев они рассмотрели в целом около 250 тысяч уголовных дел, из них были признаны невиновными меньше 1%. Получается, остальные были осуждены законно. Хороший закон или плохой, но это был советский закон!

Ворсобин:

- Но есть другой закон, который подписан Путиным в 2016 году, в нем целый список «преступлений» (например, антисоветская агитация) аннулируется. Сегодня они преступлениями не считаются.

Яковлев, журналист, потомок и сотрудника НКВД, и репрессированных:

- У Комиссии Руденко, действительно, мизерный процент реабилитированных. Но потом работали комиссии в лагерях, шла судебная реабилитация. Поэтому в итоге при Хрущеве были реабилитированы сотни тысяч людей.

Спицин:

- Да, в общей сложности были реабилитированы около 5% осуждённых... Я всегда проводил такой эксперимент: просил поднять руку тех, у кого предки воевали на фронтах Великой Отечественной. Весь зал всегда поднимал руки. А потом тех, у кого родственники были репрессированы. Как правило, три-четыре руки. Это о массовости так называемых политических репрессий.

АНТИСТАЛИНСКИЙ НЮРНБЕРГ

Ворсобин:

- Нужно ли такие расследования выносить в публичное поле или это личный вопрос?

Яковлев:

- Нужно сказать всю правду и назвать все имена. Не только жертв, но и палачей. Есть большой соблазн скатываться в обобщения - о роли Сталина, например. Это очень просто и приятно, а когда начинаешь копаться в деталях, то там не так красиво... Но если в этом не разбираться, то есть риск нам всем когда-нибудь снова оказаться расходным материалом.

Ворсобин:

- И 1937 год может вернуться?

Яковлев:

- Я вас уверяю, для жертв репрессий нет большой разницы, какой год на календаре. Государство должно, наконец, дать оценку тем преступлениям.

Ворсобин:

- Вы намекаете на антисталинский Нюрнберг? Чтоб государство само провело расследование, выявила палачей? Представьте, сколько людей это затронет!

Яковлев:

- В мире есть разные практики. Например, комиссия правды и примирения в ЮАР. Вы говорите о каких-то абстрактных людях, которые начнут резню или гражданскую войну. Вот перед вами потомок «палача», потомок чекиста. И вы зачитали письмо внучки другого чекиста. А приведите примеры, когда потомки чекистов узнают правду и идут кого-то резать. Нет таких историй. И нет обратных случаев, когда потомки репрессированных находят и режут родственников «палачей». Это фантазии.

Ворсобин:

- И все же, в воздухе остается главный вопрос: «Как на это реагировать государству?» Ведь после историй с розыском «палачей» многие могут насторожиться. В том числе современные силовики. А если потомки нынешних осужденных вот так же начнут искать правду? Не с наганом, а с совестью?

Петров:

- Здравый смысл в вашем рассуждении есть, но государство об этом не думает - оно занято само собой. История, как таковая, интересует государство в основном лишь в ее героической части.

НАРОДНЫЙ ВЕРДИКТ

Результаты голосования слушателей Радио «Комсомольская правда»:

Хотите ли вы узнать, кто репрессировал ваших родственников?

Да - 27%

Нет - 73%

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

Эхо сталинских репрессий: Надо ли делить своих предков на палачей и жертв

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх